Украинцы на карантине: отношение к политикам

Одна из особенностей переживаемого нами сегодня периода состоит в том, что переход страны на карантин, связанный с эпидемией коронавируса, судя по всему, будет иметь последствия не только (а, возможно, и не столько) в области отечественного здравоохранения, но и в других сферах жизни украинского общества, напрямую со здравоохранением не связанных. Прежде всего, эти последствия могут проявиться в социальной и политической организации нашего общества, поскольку переход на карантин, будучи понятной и поддерживаемой большинством населения мерой предосторожности, поставил значительную часть украинцев в сложное финансовое положение, которое усугубляется довольно неопределенными по срокам и последствиям перспективами возвращения к привычной жизни. В психологическом плане огромная масса наших соотечественников (по нашим данным, 76% взрослого населения) в той или в иной мере испытывает опасение, что могут заразиться коронавирусом они сами или же их близкие. Все это создает благоприятную почву для роста социальной напряженности в стране. И дальнейшее развитие ситуации во многом будет определяться тем, насколько успешными будут действия по управлению обществом со стороны украинской элиты, насколько общество поверит в ее готовность и способность с наименьшими потерями вывести страну из спровоцированного эпидемией кризиса.

Результаты мониторинга* ситуации (с 28 марта текущего года) по реализации карантинных мероприятий показывают, что в настоящее время отношение украинцев к политическим деятелям является довольно неоднозначным. Так, на сегодняшний день это отношение является довольно противоречивым и в значительной мере может быть охарактеризовано с помощью двух категорий — недоверие (39%) и уважение (28%). А если сгруппировать все ответы по их модальностям, то в целом мы получим следующую картину: негативное отношение (ненависть, недоверие), позитивное отношение (поддержка, уважение) и нейтральное отношение (безразличие, затруднения с ответом). С учетом того, что каждый респондент мог выбрать только одно определение (позитивное, негативное или нейтральное), можно заключить, что в настоящее время по своему отношению к действующей власти украинцы делятся на три группы: воспринимающие нынешнюю власть в целом негативно (43%), в целом позитивно (38%) и нейтрально (19%).

Рассматривая в динамике отношение населения к украинским властям, можно отметить, что во второй волне мониторинга был зафиксирован несколько более высокий уровень в целом негативного отношения (недоверия и ненависти), чем это было в предыдущей волне (соответственно, 43% против 38%).

Следует также отметить, что характер отношения населения к действующей власти в определенной мере зависит от пола и возраста украинцев. Например, в рамках второй волны мониторинга женская часть населения Украины демонстрировала более высокий уровень позитивного отношения к власти (уважения и поддержки), чем мужская (соответственно, 42% против 34%). Влияние же возрастного фактора проявляется в том, что наиболее высокий уровень позитивного отношения к власти был зафиксирован среди молодежи в возрасте до 30 лет (47%), а наиболее высокий уровень негативного отношения к ней — среди лиц предпенсионного и пенсионного возраста (48%).

В настоящее время основная масса населения чаще всего склонна считать эти действия властей либо оптимальными, адекватными, либо в целом недостаточными. К этому можно добавить, что за последнюю неделю вырос удельный вес тех из наших сограждан, кто находит эту реакцию на коронавирус в целом радикальной (с 8% до 12%) и адекватной (с 42% до 48%), и стало меньше тех, кто считает эту реакцию в целом недостаточной (с 50% до 41%). Анализ полученных результатов дает основания констатировать, что в настоящее время чаще всего реакцию властей находят оптимальной и адекватной молодые люди в возрасте до 30 лет (61%), реже — лица в возрасте 30-49 лет (51%), и еще реже — люди предпенсионного и пенсионного возраста (41%). Недостаточной же эту реакцию властей чаще всего считают те, кому уже исполнилось 50 лет (50%), реже — лица среднего возраста (37%), и еще реже — молодежь (26%).

Особый интерес, на наш взгляд, представляют данные о том, как в нынешних условиях население страны относится к конкретным политическим и государственным деятелям Украины. Остановимся на оценках деятельности некоторых из них. И, прежде всего, — на оценках деятельности тех, кто занимает сегодня наиболее высокие позиции в системе власти — президента страны, ее премьер-министра и спикера Верховной Рады.

Если в целом характеризовать оценки деятельности трех первых лиц страны, то, прежде всего, нужно отметить то обстоятельство, что сегодня в оценках каждой из этих персон наблюдается преобладание позитивной составляющей над негативной. При этом наиболее существенный перевес позитивных оценок деятельности над негативными зафиксирован у президента страны В. Зеленского (соответственно, 59% против 28%). Существенно ниже этот показатель у спикера Верховной Рады Д. Разумкова (37% против 24%), и еще ниже — у премьер-министра Д. Шмыгаля (28% против 23%). На протяжении первых двух волн нашего мониторинга оценки указанных лиц не изменялись на статистически значимом уровне.

Результаты анализа показывают, что оценки деятельности трех первых лиц нашего государства практически не зависят от социально-демографических характеристик опрошенных. Исключение составляют лишь оценки деятельности президента В. Зеленского, которые несколько различались (на статистически значимом уровне) у представителей различных возрастных групп. Суть этих различий состоит в том, что чаще всего деятельность нынешнего президента одобряет молодежь (75%), несколько реже — лица среднего возраста (62%), и реже всего — лица предпенсионного и пенсионного возраста (50%). С другой стороны, чаще других неодобрительно высказывается по поводу деятельности В. Зеленского (35%) наиболее пожилая часть населения (35%), несколько реже — лица среднего возраста (25%), и наиболее редко — молодежь (19%).

Совершенно иначе население оценивает сегодня деятельность ведущих украинских политиков, в качестве которых в нашем исследовании выступали А. Аваков, Ю. Тимошенко и П. Порошенко. Для оценок каждой из этих персон характерно существенное преобладание удельного веса негативных оценок над позитивными. Самый большой разрыв зафиксирован в оценках деятельности экс-президента страны П. Порошенко (соответственно, 54% против 17%), несколько меньше — в оценках Ю. Тимошенко (46% против 19%), и самый маленький — в оценках А. Авакова (36% против 22%). В сравнении с предыдущей волной статистически значимые изменения были зафиксированы только по А. Авакову, в оценках которого удельный вес позитивной составляющей вырос с 14% до 17%.

Социально-демографические характеристики опрошенных не оказывали на оценки этих политиков принципиального влияния: независимо от пола, возраста, региона проживания имело место преобладание негативной составляющей над позитивной. Вместе с тем, эти факторы вносили свой вклад в определенную вариацию оценок. Например, женщины несколько чаще мужчин позитивно оценивали деятельность Ю. Тимошенко (соответственно, 20% против 15%), в то время как мужчины значимо чаще давали ей негативную оценку (соответственно, 53% против 42%). Или, к примеру, деятельность П. Порошенко наиболее часто получала позитивные оценки в Западном регионе (23%), реже — в Центре и на Юге (соответственно, 16% и 13%), реже всего — на Востоке страны (7%). А вот отрицательные оценки деятельность этого политика чаще всего получала на Востоке (61%) и Юге Украины (65%), а реже всего — в Центре (53%) и на Западе страны (48%).

Подробнее с результатами опроса можно ознакомиться в презентации ниже, а также по ссылке.

* Опрос проводился в период с 28 марта по 11 апреля 2020 года. Всего опрошено 2810 респондентов в возрасте от 18 лет и старше (1400 за первую волну 28 марта – 3 апреля и 1410 за вторую волну 4-11 апреля). Выборка репрезентирует население Украины по полу, возрасту, типу населенного пункта и региону проживания (за исключением неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей, АР Крым, и г. Севастополь). Метод опроса – CATI-опрос (телефонные интервью с использованием компьютера, computer-assisted telephone interviews) роллингового формата. Максимальная погрешность выборки не превышает +/-3,5%.

Назад