Ведущие политсилы: основные задачи и риски нового политического сезона

Стартующий в сентябре новый политический сезон будет интенсивным и насыщенным. Несмотря на условное разделение украинской политической элиты на партии власти и партии оппозиции, за год до выборов все политические силы будут решать сходные задачи: основным игрокам следует преодолеть кризис политической идентичности и заручиться поддержкой разуверившегося во всем электората.

Неизвестнокакимбудетначинающийся через три неделюсентябрь – теплымлибохолодным. Но вне зависимости от этого первый осенний месяц может послужить началу очень жарких событий в политической среде. Начало парламентской сессии этой осенью совпадет с началом неофициальной предвыборной кампании. За год и два месяца до самих парламентских выборов партиям и мажоритарным кандидатам необходимо будет разработать сценарий кампании, сформировать штабы и попытаться заручиться высочайшим покровительством. Однако все это – обязательные и второстепенные элементы игры. Помимо них партиям придется ответить на несколько глобальных вызовов.

Но перед тем как начать описывать эти вызовы следует кратко изложить условия политической задачи, решение которой за год до выборов будут искать абсолютно все игроки политического Олимпа. Понять, где будет пролегать линия старта в предвыборной гонке.

В начале следует отметить одну особенность – несмотря на последние события, включая арест Тимошенко, рейтинги оппозиции пока что не растут. Рейтинги власти при этомснижаются. Фактически на данный момент рейтинги и Партиирегионов и БЮТастремятся к среднемупоказателю в 16% у партии власти и 13% у БЮТа соответственном. При этом, просуммировав рейтинги остальных политических сил можно предположить, что количество протестного электората в Украине доходит до 40-45%. А ведущие игроки окончательно забаррикадировались в своем электоральном ядре. При этом, если для того же БЮТа «родное» ядро всегда составляло не более 15%, то для Партии регионов, прочно ассоциированной с политикой президента и правительства можно сказать, можно отметить даже сужения ядра, всегда составлявшего стабильные 21-22%. Тенденция снижения популярности основных политических сил говорит о том, что на перед практически всем украинским политикумом будет стоять сходная задача. Сформулировать ее можно примерно так: преодолеть кризис своей политической идентичности. То есть, понять какими именно их хочет и какими не хочет видеть избиратель.

Перед тем как начать рассматривать риски и задачи конкретно каждой политсилы стоит сказать о причинах, по которым могла возникнуть ситуация электорального вакуума. Иногда это вакуум объясняют так называемой усталостью избирателей. Отвергать эту причину ни в коем случае не стоит. Просто из-за того, что практически все ведущие бойцы как провластного, так и оппозиционного фронтов неоднократно были представлены во власти. А следовательно успели разочаровать избирателей невыполнением своих многочисленных обещаний. Однако сводить ситуацию к одной лишь усталости не стоит. На наш взгляд, за последние полтора года в общественном настроении произошли достаточно серьезные изменения, которые могут быть объяснены неблагоприятным экономическим положением Украины. Именно поэтому, как нам кажется, вакуум этот на рассеянный, а направленный. Как сказал один мой коллега: «В Украине наблюдается кризис левизны». Сформулировать идею этого кризиса можно достаточно просто: на фоне ухудшения материального положения украинцев идеология отошла для них на второй план. А поскольку помимо идеологической надстройки украинские партии за прошедшие годы не смогли продемонстрировать никаких иных различий, веры им сейчас нет. Вопрос в том, как эту веру вернуть. Правда ситуация осложняется тем, что этот путь может породить множество внутриэлитных конфликтов.

ПАРТИЯ РЕГИОНОВ

Партия регионов называют партией власти. Однако в отличие от своей российской коллеги «Единой России» эта мантия регионалам пока велика. Ведь основа гегемонии ЕдРосов – в единоличным контролем над парламентским большинством. Вернеесказать, ЕдРосы и есть это большинство. В отличие от Партии регионов.

Кроме того прочная и стойкая ассоциация с ныне действующим президентом и правительством скорее вредит регионалам чем помогает им. Начиная с 2004 года ПР активно эксплуатировала популярные на Востоке Украины идеологические лозунги дружбы с Россией и русского языка. Однако последние полгода спикеры ВР вынуждены обходить эти любимые темы стороной для того, чтобы не скомпрометировать почетного президента партии, то есть самого Виктора Януковича. На фоне утраты своей идеологической пристройки Партия регионов совместно с властью разделяет ответственность за непопулярные экономические решения и воспринимается в общественном сознании в качестве еще одного управления Администрации президента. Такая ситуация не плоха и не хороша сама по себе. Она естественна. Проблема в другом: рейтинг поддержки партии напрямую зависит от рейтинга поддержки президента. И ставит регионалов в сложную ситуацию. Если говорить о российскомпримере, то легитимностьгегемонииЕдРа в началедвухтысячныхгодовкак раз и обеспечивалась высокой популярностью лично Владимира Путина. И обратный пример из недавней украинской истории: имея в активе только портрет президента Виктора Ющенко некогда ведущая «Наша Украина» де-факто сошла с политической сцены.

Так что в данной ситуации Партия регионов попадает в фактический тупик. И если за год власть не сможет продемонстрировать улучшение жизни, надеется ПР остается только на систему избирательных подтасовок. Правда в случае еще больше падения рейтинга перед партией возникает еще один риск, подпитываемый противоречия внутри основных групп влияния во власти. Интеграция в структуру ПР партии «Сильная Украина» Сергея Тигипко иллюстрирует тенденцию к началу войны за партию власти. Фактически эту операцию главы Администрации президента Сергея Левочкина можно рассматривать как попытку увеличения своего влияния на ПР через внедрение в список подконтрольных ему депутатов от Тигипко. Сейчас Банковая активно обсуждает вопрос объединения с ПР и Народной партии Владимира Литвина. При этом по планам группы Левочкина манипулировать парламентом будет проще в случае если Тигипко станет главой ПР. Тогда оперативное управление партией власти будет перехвачено и вместе с союзными мажоритарщиками власть может вполне добиться контроля над парламентом. Понятное дело, что эти планы напрямую затрагивают гегемонию над партией со стороны стародонецкой группы во главе с первым вице-премьером Андреем Клюевым. Ведь в случае реализации данного сценария страдают как раз старые и верные регионалы, место которых в и без того укоротившемся списке должны будут занять люди Тигипко. Так что Клоюев с Ахметовым и Колесниковым очевидно сделают все для того чтобы эти планы не буди реализованы. Следовательно уже осенью холодная война во власти может в некоторых точках фронта перейти в горячую.

КОММУНИСТЫ 
Судя по рейтингам Компартия (едва переваливающим за 3% проходного барьера), активно пожинает плоды своего коллаборационизма. Вступив в союз с властью и Партией регионов коммунисты в итоге оказались на грани ухода из политики. По факту коммунистами эта сотрудничество могло бы стать успешным в других политико-экономических условиях. Однако проведя руками коммунистов необходимы изменения в законы и упаковав большинство тушками власть перестала нуждаться в услугах Компартии. Сейчас практически все ставленники коммунистов в исполнительной власти выметены. Вплоть до заместителяглавы «Нефтегаза». На своих постах сидят глава ФГИ Александр Рябченко и глава таможни ИгорьКалетник. И то первый вследствие личныхдоговоренностей с властью Константина Григоришина, а второй за счетличных отношений с Сергеем Левочкиным и сыном президента Александром Януковичем.

Тенденция к исключению коммунистов из власти была видна еще в конце прошлого года. Однако видя сгущающиеся тучи руководство компартии почему-то продолжало играть свою роль архаичных пугал с красным флагом по заранее согласованному с Банковой сценарию. Хотя как раз коммунисты могли бы сполна воспользоваться описанным нами выше «дефицитом левизны». Однако в нужный момент, совпадающий примерно с протестами против принятия налогового кодекса, коммунисты решили не ссорится с властью и упустили свой шанс. Сейчас красные депутаты оказались в критической ситуации: базовый электорат Востока Украины считает их марионетками. В основном это ощущения продиктовано тем, что в своей публичной деятельности коммунисты не реагируют на реальные социальные проблемы волнующие их сторонников, производя сплошные медиа-фантомы а-ля вопрос всеукраинского референдума. Кроме того базовому электорату непонятно, каким образом коммунисты могут голосовать заодно с партией крупного капитала и ездить на одинаковых с представителями этого капитала автомобилях.

Руководство компартии очевидно рассчитывает договорится с Банковой о прохождении в следующий парламент. Однако последний съезд Соцпартии показывает, что в Администрации президента очевидно также понимают что в стране сложился «дефицит левых» и пытаются каким-то образом сыграть на этом. По крайней мере кулуарная теория гласит, что в планах АП – реанимация Соцпартии. Впрочем, даже если эти слухи правдивы, шансы у коммунистов все еще есть. Социология демонстрирует, что своего устойчивого ядра у социалистов пока нет. Кроме того, целевой электорат коммунистов требователен к вопросам идеологии и вопросам атрибутики. Так что уход в жесткую оппозицию с упором на риторику о социальной несправедливости смог бы коммунистов спасти. Правда они вряд ли на это отважатся.

НАРОДНАЯ ПАРТИЯ ЛИТВИНА 
Согласно социологии партия спикера парламента ни при каких условиях не попадает в следующую Верховную раду. Все возможные электоральные риски давно реализованы. Потери идентичности не наблюдается вследствие отсутствия таковой с самого начал функционировании партии. Вообще говоря, НП – идеальный симулякр, прошедший в парламент исключительно благодаря обаятельной улыбке и красивой прическе своего лидера. Так что основной задачей депутатов от этой политсилы становится попадание в парламент по альтернативным каналам. Сам Литвин скорее всего пойдет по мажоритарному округу. Насколько нам известно часть фракции с подачи главы АП может влиться в список Партии регионов. В принципе члены НП достаточно удобные и понятные для власти союзники. И сам Литвин, учитывая обстоятельства дела Гонгадзе – идеальный спикер. Вопрос только в том, сможет ли быть реализован план по консолидации союзных с ПР партий под крылом регионалов о котором мы говорили выше. Но в крайней провести необходимых людей изфракции Литвина в парламент можно и по мажоритарным округам. Если говорить о рисках партии, то риск существует только один – не суметь договорится в Администрацией президента о фактическом поглощении партии и о протекции на избирательных округах.

СИЛЬНАЯ УКРАИНА 
Говорить о каких-либо перспективах находящейся на грани раскола «Сильной Украины» вообще не приходиться. Еще до новости об объединении с ПР «Сильную Украину» окончательно подкосил именно кризис собственной идентичности. А поскольку статус третьего по популярности политика Тигипко утратил еще весной, рассчитывать на сколь-нибудь влиятельную фракцию ему уже не стоило. Основная причина резкой потери популярности – противоречие самого Сергея Леонидовича с лозунгами под которых он приходил к власти и противоречие с целями его ядра. На президентских выборах Тигипко выступал в качестве проводника интересов бизнеса. А в итоге начал работать с властью, принявшей налоговый кодекс и увеличившей фискальное давление. Сейчас жизнь партии прекращена. Даже возможный раскол на сторонников и противников интеграции в ПР не сможет ее спасти: в группе противников просто не найдется популярного и перспективного лидера.

БЮТ-Б 
С однойстороны, с кризисом БЮТа сейчас при помощи процесса над Тимошенко активно борется сама власть. С другой судьба самой Тимошенко – это еще не судьба ее партии. Несомненно, что в случае тюремного срока для экс-премьера ее популярность будет постепенно увеличиваться, подтягивая за собой и популярность БЮТа. Однако сейчас у партии существует множество проблем, которые не могут быть решены исключительно за счет волны праведного гнева. Фактически для успешногоучастия в выборах «БЮТ-Батькивщину» следует кардинальным образом реорганизовать. Последние 5 лет БЮТ строился по фактическому принципу построения партии власти: центральному аппарату можно было не беспокоится о работе с регионами, так как в БЮТ приходили и просились сами. При таком подходе формирование региональных структур проводилось по аутсорсингову (или же феодальному) принципу – центральный штаб отвечал только за сбор дани в партийную кассу, тогда как все областные структуры контролировал тот или иной крупный донатор, волей случая занесенный в ряды БЮТа. Как только БЮТ потерял статус властной партии, посыпалась и региональная структура. Характерный пример был продемонстрирован в Запорожье, которое патронировалось вышедшими з БЮТа Тариэлем Васадзе и Киевской областью, бютовцы которой дезертировали вслед за их феодалом – Богданом Губским. Такая ситуация должна была во всей красе продемонстрировать всю порочность построения крупных вертикальных партструктур. Исходя из этог оурока центральному аппарату БЮТа следовало бы уже сейчас начинать реформирование по горизонтальному принципу, путем формирования небольших региональных кластеров, координируемых непосредственно из центра, без доминирующей роли областных штабов. Построение партии по схемеризомы, при которой вертикальная иерархия была бы размыта, а результат обеспечивался бы взаимодействиями горизонтальных ячеек, заложила бы в региональные партструктуры намного больший процент прочности. Правда для такого радикального изменения философии партстроительства эмиссара БЮТа пришлось бы основательно прочесать все свои региональные отделения и заняться сменой кадрового состава партии. Пока все ресурсы партии брошены на суд БЮТу будет явно не до этого. И с этой точки зрения как раз затягивание, а никак не ускорение, процесса было бы на руку власти. Вообще, процесс над Тимошенко существенно усилит позиции БЮТа. Так как поможет преодолеть тот самый пресловутый кризис идентичности партии. И сплотит ряды ее сторонников. Некоторые наблюдатели полагают, что заключения экс-премьера в тюрьму сразу же возникнет вопрос о том, чтовозглавит список БЮТа на парламентскихвыборах. По этой теории борьба будет идти, по крайней мере, между двумя кандидатами – Александром Турчиновым и Натальей Королевской (которая в какой-то мере очевидно сотрудничает с властью). Однако такой сценарий скорее всего неправдоподобен. Потому что тюремное заключение сразу же предает Тимошенко утраченную было осенью легитимность в качестве полноправного лидера БЮТ и всей оппозиции. Так что, как ни странно, Тимошенко будет руководить своей партией даже из тюрьмы. И будет сама назначать ее лидеров. Потому что любое слово поперек слова Тимошенко будет расценено электоратом в качестве предательства по отношению к человеку образно выражаясь, «сидящего там за нашу и вашу свободу». Тоже самое, кстати, касается и оппозиционных партий. После ареста любой оппозиционер так или иначе будет вынужден соотносить свою позицию с позицией Тимошенко. Так как в противном случае на него навесят ярлык человека сотрудничающего с властью. Так что в данном случае несмотря на кажущуюся безысходность у Юлии Владимировны и БЮТа есть все козыри для успешного продолжения политической карьеры.

ФРОНТ ПЕРЕМЕН 
У партии Арсения Яценюка еще нет опыта участия в парламентских  выборах. Сам Яценюк ведет себя правильно и ровно. А учитывая ситуацию с Тимошенко у него есть все шансы доказать электорату что он все-таки оппозиционер, а не прикормленный с рук Банковой отличник. «Фронт перемен» — одна из партий которая может оказаться способной использовать вакуум политических симпатий в своих целях. Если до выборов не допустит ошибок публичных. Из рисков можно пока сказать только о слабой организационной стороне Фронта и о том, чтокак и прочиедеятели Яценюк наладил партстроительство по уже упомянутой выше аутсорсинговой модели: региональные
отделения партии отданы во владение представителям крупного и среднего бизнеса. А это означает, что в случае конфликта с Яценюком власть может с легкость поломать его партийную структуру так же как до этого поломала структуру БЮТа. Правда, тут следует сказать, что объединение «Сильной Украины» с ПР будет играть на руку как раз Яценюку. После интеграции СУ в ПР Арсений Петрович остается единственным претендентом на звание молодого и перспективного политика.

Татьяна Лисицина

Назад