Украина: миграционные настроения граждан

Складывается впечатление, что на сегодняшний день в медийных сообщениях, поступающих из Европы, лидерами по частоте употребления являются такие термины, как «миграция», а также производные от него или тесно связанные с ним — «мигранты», «потоки мигрантов», «беженцы», «миграционная политика» и т.п. Причем, эти термины постепенно приобретают все более негативную коннотацию, так как зачастую они упоминаются в сочетании с такими понятиями, как «исламисты», «террористы», «террористические акты», «рост преступности» и т.д. Учитывая задекларированную Украиной стратегию евроинтеграции, это означает, что по мере реализации данного курса мы все в большей степени будем ощущать на себе не только позитивные, но и негативные последствия процессов, происходящих в Западной Европе. В том числе и последствия, вызванные нынешней волной миграции в этот регион. Пока не до конца понятно, каким для нас может оказаться общий баланс этих последствий — положительным или отрицательным. В этой связи тема представленного ниже материала представляется нам весьма актуальной. Разумеется, заявленная тематика чрезвычайно многопланова. Поэтому в представленном материале мы, в основном, коснемся двух ее аспектов: во-первых, сути миграции и ее роли развитии человечества, и, во-вторых, миграционных планов украинцев.
Обычно термином «миграция» (от латинского migratio — переселение) называют перемещение населения внутри пределов одной страны (внутренняя миграция) или из од-ной страны в другую (международная миграция). По своей сути миграция является пространственной активностью людей, направленной на овладение ресурсами новых территорий и связанной с переменой места жительства. Обычно различают такие виды миграции, как постоянная и временная, ближняя и дальняя, добровольная и вынужденная, легальная и нелегальная.
В известном смысле можно утверждать, что вся история человечества с древнейших времен и до наших дней является историей его миграций. Нередко мощные миграционные потоки, устремляясь с одних территорий на другие, приводили к запустению и упадку некогда процветающих цивилизаций, давая одновременный толчок возникновению и выходу в число лидеров мирового прогресса новых стран и народов. При этом роль миграционных процессов в истории не может быть охарактеризована как однозначно позитивная, поскольку общественный прогресс в этих случаях нередко шел рука об руку с насилием, кровью и страданиями огромных масс людей. В этой связи достаточно вспомнить великое переселение народов, одним из следствий которого стало падение Римской империи и формирование принципиально новой политической, экономической, этнической и культурной ситуации в Европе, или колонизацию Северной Америки европейцами, в ходе которой еще в XIX веке безжалостно уничтожалось коренное население этого материка.
Чтобы минимизировать или даже полностью нейтрализовать возможные негативные последствия стихийной миграции во второй половине ХХ века на международном уровне (прежде всего, в рамках ООН), а также на уровне отдельных государств был принят ряд законодательных актов, призванных поставить стихийные миграционные процессы под контроль и управление со стороны полномочных наднациональных и национальных органов. Сделать это было тем более необходимо, что на рубеже прошлого и нынешнего веков ведущие страны Западной Европы по ряду причин вынуждены были пойти на то, чтобы стимулировать приток на свою территорию выходцев из Африки, Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока. В ряду этих причин наиболее важная состоит в том, что в конце XX века отчетливо стала просматриваться тенденция к сокращению доли лиц европейского происхождения: в 1960 г. их доля в составе населения Земли составляла 25%, в 2000 г. — 17%, а к 2040 г. не будет превышать 10%. Это повлечет за собой ускоренное старение населения европейских стран, сокращение удельного веса трудоспособного населения и, как следствие, может поставить под вопрос само существование сложившихся в этих странах социальных общностей и сохранение систем социального обеспечения. В качестве альтернативы этому была предложена политика привлечения на европейский рынок труда мигрантов из развивающихся стран, с их постепенной интеграцией в европейскую этнокультурную среду. По некоторым оценкам легальный приток мигрантов в страны ЕС должен был составить порядка 75 млн. чел. Следует заметить, что специалисты в вопросах европейской интеграции возможные последствия для Европы, даже при максимально контролируемой миграции такого масштаба, сравнивали с геополитической революцией и демографической катастрофой.
Жизнь показала, что эти опасения были небезосновательны. Во-первых, государственным органам европейских стран не удалось взять миграционные процессы под жесткий контроль. В результате чего в странах Евросоюза появилось огромное число (по экспертным оценкам, от 5 до 7 миллионов) нелегальных мигрантов. Во-вторых, мигранты достаточно плохо интегрировались в европейскую этнокультурную среду, что способствовало росту напряженности между ними и коренными европейцами. В-третьих, быстрый рост численности мигрантов в сочетании с более высоким, по сравнению с европейцами, уровнем рождаемости в перспективе стал создавать угрозу для национальной, культурной и религиозной идентичности, сложившейся в этих странах. Дополнительную остроту этим проблемам придала война в Сирии и хлынувшие из нее в Западную Европу практически неконтролируемые потоки беженцев, вместе с которыми туда пришли также регулярно повторяющиеся террористические акты, рост преступности и усиление напряженности в отношениях между странами Евросоюза, вылившееся в Brexit.
Может ли все вышесказанное иметь какое-либо отношение к миграционным намерениям и планам украинцев? На наш взгляд, может. Причем самое непосредственное. Прежде всего, вспомним, что для значительной части населения Украины ближайшие последствия евроинтеграционного курса представляются в виде получения возможности свободно выезжать в страны Евросоюза для временного или постоянного проживания там. Вместе с тем, наблюдаемая сегодня угроза роста миграционных потоков в Европу с Ближнего Востока и Северной Африки и усиление центробежных настроений в некоторых странах Евросоюза могут привести к ужесточению правил, регулирующих миграцию. В том числе и из Украины. А это означает, что для многих украинцев, мечтавших учиться, работать или жить в европейских странах, перспектива воплотить все это в жизнь будет, мягко говоря, отодвинута на неопределенное время. Да и практические действия в этом направлении со стороны руководства ЕС пока, к сожалению, не прибавляют оптимизма: максимум, на что сегодня готова Европа — это приоткрыть украинцам двери для кратковременных поездок.
В этой связи возникает вопрос: а хотят ли сами украинцы переезжать куда-либо и, если хотят, то насколько распространенным является это желание? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к данным, полученным нами летом нынешнего года*.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в настоящее время почти треть украинцев (30% опрошенных) в той или иной мере задумывалась о возможности своего отъезда за рубеж на постоянное место жительства. И хотя примерно 7-ми из 10-ти наших сограждан такие мысли практически не приходят в голову, удельный вес задумывающихся над возможностью выезда из страны можно считать довольно внушительным: пред-ставьте себе, как выглядела бы наша страна, если бы треть ее населения вдруг взяла бы и выехала! Справедливости ради, следует сказать, что на практике все обстоит не так мрачно. Дело в том, что у основной массы тех, кто подумывает о выезде на постоянное проживание за рубеж (28% опрошенных), эти размышления находятся в стадии умозрительной, пока что не перешедшей в какие-либо реальные действия. Не исключено, что у многих украинцев они в этой стадии так и останутся. И, возможно, за это мы в значительной степени должны быть благодарны ЕС, который сегодня оставляет крайне мало возможностей для легального переезда украинцев на постоянное место жительства в Европу, невольно защищая тем самым нашу страну от резкого роста темпов депопуляции. Судя по тому, что на данный момент лишь около 2% населения не только планируют выезд из страны, но и реально занимаются его практической подготовкой, не так уж много украинцев имеют более или менее реальные шансы перебраться на постоянное жительство за рубеж.
  Существуют ли различия в склонности тех или иных групп населения Украины к миграции рубеж? Результаты проведенного нами анализа показывают, что соотношение удельного веса тех, кто более или менее регулярно задумывается о своем выезде на ПМЖ за рубеж, и тех, кто об этом не задумывается, на статистически значимом уровне варьирует в зависимости от возраста, уровня образования, сектора, в котором респонденты работают, самооценки уровня их собственного достатка, а также от наличия или отсутствия у них знакомых, проживающих за рубежом. Остановимся на этом подробнее.
Среди представителей различных возрастных групп склонность к обдумыванию различных вариантов выезда на ПМЖ за рубеж и к его практической подготовке чаще всего демонстрирует молодежь (до 30 лет) и лица первого среднего возраста (30-39 лет). Иными словами, покинуть страну чаще всего стремится: а) наиболее продуктивная часть трудоспособного населения Украины и б) наиболее активная в плане воспроизводства населения часть наших граждан. И если бы им в полной мере удалось реализовать свои замыслы, то в ближайшем будущем мы бы все ощутили углубление экономических проблем, а в более отдаленном — быстрое старение населения и серьезные проблемы в функционировании системы социального обеспечения (выплата пенсий, социальных выплат и пособий). Наиболее редко о возможности своей миграции за рубеж задумываются лица предпенсионного и пенсионного возраста.
  Среди лиц с разным уровнем образования наиболее высокий уровень склонности к тому, чтобы обдумывать отъезд на ПМЖ за рубеж, был зафиксирован у наиболее образованной и квалифицированной в профессиональном плане их части — у лиц с высшим и незаконченным высшим образованием. В этой категории населения о наличии таких планов заявляли примерно четверо из каждых десяти опрошенных. А вот у лиц с более низким уровнем образования подобные планы встречались заметно реже — примерно в 2-3-х случаях из десяти.
  Связь между сектором, в котором занята та или иная группа населения, и уровнем склонности ее представителей к миграции за рубеж проявляется в следующих тенденциях. Чаще всего склонность к миграции проявляли студенты и учащаяся молодежь, среди которых о выезде за рубеж задумывается практически каждый второй. Несколько реже, но все-таки чаще, чем в среднем по выборке, подобная склонность фиксировалась среди лиц, работающих на крупных частных предприятиях (в организациях), в мелком и сред-нем бизнесе, а также среди безработных. Здесь доля задумывающихся по этому поводу составляет примерно 4 человека из каждых десяти опрошенных. Во всех остальных группах рассматриваемый показатель либо был на уровне средневыборочного, либо существенно ниже его (как, например, у пенсионеров и инвалидов).
  Результаты нашего исследования позволяют предположить, что, возможно, одним из ограничителей склонности украинцев к выезду на ПМЖ за рубеж является уровень их материального достатка. Это предположение основывается на том, что чем более низкую самооценку респонденты давали уровню своего достатка, тем реже они проявляли более или менее выраженную склонность выехать за рубеж. Значимо чаще, чем по выборке в целом, такая склонность фиксировалась у тех, кому, по их собственному мнению, денег хватает на еду и одежду, а также у тех, кто считает, что способен без труда приобретать товары длительного пользования и более дорогие вещи. Напротив, значимо реже склонность к выезду демонстрировали лица, которым денег хватает только на еду, а также едва сводящие концы с концами.
  Наконец, последний из выявленных нами факторов склонности к выезду на постоянное место жительства за рубеж — наличие или отсутствие у украинцев знакомых, постоянно проживающих за границей. При этом наблюдается отчетливо выраженная тенденция к тому, что лица, имеющие знакомых за рубежом, заметно чаще проявляли склонность задумываться о возможности собственной миграции, чем те, у кого таких знакомых нет или тех, кто затруднился ответить на вопрос об их наличии.
  Несмотря на то, что в определенной мере наличие знакомых, постоянно проживающих в других странах, может стимулировать украинцев к выезду за рубеж, вряд ли это можно рассматривать в качестве основной побудительной причины появления у них мыслей о собственной эмиграции. Логично было бы предположить, что к таким мыслям их должны побуждать какие-то серьезные обстоятельства их жизни в Украине, на преодоление которых у данной части наших сограждан нет ни сил, ни желания. Всего респонденты назвали около четырех десятков различных причин, которые, по их мнению, заставляют их задумываться о том, чтобы навсегда покинуть свою страну. Причем многие из них указывали более одной причины. Предварительный анализ позволил свести все полученные ответы в несколько смысловых групп.
Среди них явно доминирующими являются причины, которые объединены понятием низкий уровень жизни, упоминавшиеся в ответах примерно 4/5 всех респондентов, задумывающихся об отъезде. Чаще всего в ряду причин этой группы респонденты называли низкий уровень жизни в Украине (31% к числу желающих выехать), низкие зарплаты (25%), обнищание народа (8%), плохое состояние украинской экономики (6%), надоевшую борьбу за выживание (5%) и т.п.
Вторая по частоте упоминания группа причин (около четверти обдумывающих отъезд) имеет отчетливо выраженный социально-политический характер. Наиболее типичные из них сводятся к отсутствию уверенности в завтрашнем дне (5%), безработице (5%), коррупции (4%), отсутствию стабильности (3%), безразличию со стороны власти (2%) и т.п. Все остальные группы причин упоминаются существенно реже, чем вышеназванные. При этом обращает на себя внимание тот факт, что довольно заметная часть респондентов, задумывающихся об отъезде за рубеж (примерно каждый шестой), затруднились (или не захотели) ответить на наш вопрос.
  В какие же страны собираются или хотели бы выехать наши сограждане, уже начавшие обдумывать такую возможность? Анализ полученных ответов позволяет отметить некоторые любопытные моменты. Например, около трети лиц (30%), в принципе допускающих возможность своего выезда из Украины, еще не определились с тем, куда именно они хотели бы уехать. Складывается впечатление, что, по крайней мере, части из них, не так важно, в какую страну ехать, лишь бы только выехать из Украины. И, все-таки, основная масса этой части респондентов уже определилась со страной, в которую они предпочли бы выехать. В первую очередь, это: Германия (12%), Польша (11%), США (10%), Канада (7%), Италия (5%). Реже украинцы предпочитают эмигрировать в Россию (4%), Великобританию (3%), Испанию (3%), Францию (2%) или другие страны.
  Завершая рассмотрение данного материала, хотелось бы отметить следующее. Сегодня Украина оказалась в очень сложном экономическом и социально-политическом положении. Естественно, что возникшие при этом проблемы стимулируют у части населения страны желание выехать за рубеж. В этих условиях нашему обществу следует всерьез определиться с тем, что в большей степени будет соответствовать национальным интересам: расширение оттока наиболее образованной и активной части наших сограждан в поисках лучшей жизни за рубежом или же создание благоприятных условий для того, чтобы они могли успешно жить и трудиться на своей Родине.
*Использованные ниже данные были получены в ходе исследования, проведенного компанией R&B в период 10-21 июля 2016 года. Сбор информации проводился методом личного интервью во всех областях Украины (за исключением неконтролируемых территорий Донецкой и Луганской областей, а также АР Крым). Респонденты отбирались по выборке, репрезентирующей взрослое население страны по месту проживания (область), полу и возрасту. Объем выборочной совокупности составил 1795 человек. Ошибка выборки составляет ±2,4% при уровне доверительной вероятности Р=0,95.
Назад