Перспективы развития партийной системы Украины в контексте досрочных парламентских выборов

Празднование Дня независимости Украины в этом году практически совпало с началом наиболее активной фазы в проведении досрочных парламентских выборов. Эти выборы станут этапными с точки зрения формирования партийной системы Украины, контуры которой с каждой кампанией становятся все более очевидными.

В конце прошлого года мы уже обращались к теме перспектив развития украинской партийной системы. Нынешние политические реалии, связанные с внеочередной парламентской кампанией, побуждают нас вновь обратиться к этой теме.

16 лет назад Украина обрела независимость, а вместе с ней и возможность построения многопартийной политической системы. Однако за 15 лет существования Украинского государства в силу исторических особенностей его развития партийная система в классическом понимании так и не была сформирована. Одной из причин этого являлись сами украинские политические партии, которые не смогли стать таковыми в классическом понимании.
По состоянию на 2006 г. украинские партии практически превратились во второстепенных участников политического процесса. Реальными его участниками стали ФПГ с их финансовым и медийним потенциалом. Роль партий была сведена к роли инструментов в борьбе ФПГ за власть и последующее перераспределение ресурсов страны.
За период времени, прошедший после выборов 2006 г., эти процессы только усилились. После «Оранжевой революции», с ослаблением государства украинские финансово-промышленные группы резко увеличили свою капитализацию. Гегемонию в экономическом пространстве они закрепляют путем все большего влияния на политику. Ведущие ФПГ страны все теснее входят во власть и постепенно монополизируют ее. В этом контексте особенностью перевыборов 2007 года является резкое сокращение участников избирательной кампании. Спустя год, тренд на укрупнение и поглощение партий только усилился. Это объективный процесс, который также напрямую связан с процессом монополизации экономики.
Большой бизнес пытается уменьшить политические риски и усилить свое влияние двумя путями – как созданием собственных политпроектов, так и методом участия в уже существующих. Об этом свидетельствует анализ партийных списков ведущих политических сил. Некоторые группы (такие, как ИСД) совмещают обе стратегии. С.Тарута и В.Гайдук, помимо финансирования «НУ-НС», на этих выборах оказывают поддержку блоку Литвина, БЮТ, реанимируют собственный проект «Эко-25». Аналогичным образом действует и группа «Приват», которая традиционно расставляет своих людей во всех проходных местах избирательных списков партий и блоков.

Другой важной тенденцией, доминировавшей в 2006 г., нами была отмечена конкуренция партийных проектов и проектов блоков. На сегодняшний день, несмотря на то, что среди трех основных лидеров кампании два являются блоками, можем констатировать фактическую победу партийного проекта, олицетворяемого Партией регионов. И «НУ-НС», и БЮТ, наученные горьким опытом с так называемыми «перебежчиками», задекларировали планы перехода к формированию на основе нынешних блоков полноценных партий.

Нами также выдвигалось предположение, что в случае, если в межизбирательный период не произойдет реформирования партийных организаций, партийных структур, может возникнуть очень сложная ситуация. И впоследствии мы можем услышать все больше призывов к возвращению к мажоритарной системе. Разразившийся весной политический кризис объективно сделал партийное реформирование невозможным. И данный прогноз нашел свое подтверждение в последних социологических опросах. Так, по данным опроса общественного мнения, проведенного ФОМ-Украина в июле 2007 г., 33,9% респондентов считают, что Украине нужна мажоритарная избирательная система, 21,4% выступают за смешанную систему и только 18% – за пропорциональную.

Наиболее вероятным сценарием развития событий в конце 2006 г. виделось сохранение в ближайшие годы status quo. Весомым аргументом в пользу такого развития событий является проблема селекции элит. Для качественного прорыв на данном направлении безусловно требуется время. И тем более это невозможно в условиях политического кризиса и предвыборной кампании. Анализ избирательных списков ведущих политических сил свидетельствует, что качественных изменений в них не произошло. Так, избирательный список БЮТ на досрочных выборах 2007 года испытал незначительные изменения. Новые лица появляются ближе к концу первой сотни. Несмотря на некоторое переформатирование и обновление списков «НУ-НС» и ПР, сам принцип их формирования не претерпел изменений. Это позволяет говорить о том, что в Украине происходит формирование такой политической системы, которая бы навсегда закрепила доминирование олигархических династий, а следовательно консервация существующих политических элит.

Результаты выборов 2006 г. фактически сформировали ядро будущей партийной системы Украины. То, какие формы она приобретет, зависело от самих партий, и в первую очередь от позиции их политической и бизнесовой составляющих, от последующего продвижения конституционной реформы, а также от хода политической жизни страны. В конце 2006 г. нам представлялось вполне вероятным проведение досрочных парламентских выборов весной 2007 г. С определенной долей уверенности прогнозировалось, что по их результатам Украина получит прообраз двухпартийной системы с возможным «младшим партнером».
В части досрочных выборов прогноз оправдался. Что же касается прообраза возможной партийной системы – существуют определенные нюансы. Активизация Президента В.Ющенко и наведение относительного порядка в президентской «Нашей Украине» конвертировалось в улучшение рейтинговых показателей последней. Текущая политическая ситуация позволяет констатировать процесс становления оригинальной трехпартийной системы. За последнее время произошло оформление трех основных политических сил в качестве основных игроков, а их кристаллизация в качестве монопольных субъектов влияния на общественно-политические процессы, очевидно, завершится после досрочных парламентских выборов. Таким образом, судьбу государства в ближайшее время попытаются определять несколько финансово-промышленных групп, политическими инструментами которых и являются Партия регионов, БЮТ и «Наша Украина – Народная самооборона».
Такая ситуация подталкивает средние и мелкие партии к слиянию с лидерами избирательной кампании. Именно в силу такой тенденции и благодаря настойчивым усилиям Секретариата Президента в мега-блок объединились «Наша Украина», «Народная самооборона», НРУ, УНП и КУН. В БЮТ влились ПРП и СДПУ. В избирательный список Партии регионов вошли представители Трудовой и Республиканской партий, СДПУ(о), Партии «Вече» и т.д.

Несмотря на то, что парламентская кампания 2007 г. во многом схожа с кампанией 2006 г., между ними существует и ряд различий. Наиболее существенным из них, на наш взгляд, является место, отведенное в этой кампании идеологическим аспектам, и то, что в Украине наблюдается окончательный закат идеологических партий. Большинство экспертов единодушны в утверждении, что партии с чёткой идеологией теряют популярность. Это демонстрируют и результаты последних парламентских выборов, и результаты последних социологических опросов. У этого процесса есть две основные причины: историческая и практическая.
Последними идеологическими «динозаврами» принято считать, с одной стороны, КПУ, с другой — ослабевшие поструховские партии формата УНП. Но эти фланговые партии — наследие поздне- и постсоветской системы координат, когда политика строилась по линии конфликта коммунистического/антикоммунистического. Медленное отмирание чисто идеологических, «классических» партий в Украине происходило на протяжении последних десяти лет. Такая же тенденция прослеживается и в большинстве цивилизованных стран. Однако в Украине существенную роль в этом процессе сыграли субъективные исторические факторы. «Левый» в Украине всегда ассоциировался с пророссийским и в основном имел поддержку на востоке страны. В свою очередь «правый» по определению был антироссийским или прозападным и имел электоральную платформу на западе и, возможно, в центре. Дальнейшее развитие украинского общества привело к тому, что людям стали в меньшей мере интересны идеологии и негибкие догмы. Больший интерес стал проявляться в отношении конкретных действий, сценариев, в какой-то степени – ценностей. Под влиянием СМИ и, прежде всего, телевидения, украинцы воспринимают политику как драму, где господствуют эмоциональные категории и переживания.
Конец идеологическим партиям принес переход от мажоритарной к пропорциональной системе выборов в парламент. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить результаты выборов в Верховную Раду II (последнего сугубо мажоритарного) и V (первого чисто пропорционального) созывов.
В 1994 году три наиболее конкурентоспособные категории кандидатов — госслужащие, бизнесмены и политики – почти не пересекались. Министры и прочие высокопоставленные чиновники обещали жителям избирательных округов задействовать свои властные возможности для улучшения ситуации именно на этих территориях; руководители крупных предприятий делали упор на свой имидж «крепких хозяйственников». Но и те, и другие предпочитали не связывать себя с конкретными политическими силами, а наоборот, выступать в качестве «надпартийных» и даже «антипартийных» кандидатов, противопоставляя себя «политикам-говорунам». В то же время во многих округах на Западной Украине и в Киеве тогда в депутаты прошли представители правых сил — Народного Руха и Украинской республиканской партии, а в восточных, южных и центральных регионах — кандидаты от левых партий: КПУ, СелПУ и СПУ.
Именно идеологические партии, несмотря на весь свой межпартийный антагонизм, и были основными лоббистами перехода от мажоритарной к пропорциональной системе (с промежуточным этапом в виде смешанной системы, по которой избирались парламенты III и IV созывов). Но когда это стало реальностью, оказалось, что партии, жестко привязанные к идеологии, вытеснены на обочину. В 2006 году как левые (в лице Компартии, Соцпартии и Блока Наталии Витренко «Народная оппозиция»), так и правые (представленные в основном Украинским народным блоком Костенко и Плюща, Гражданским блоком «Пора — ПРП») показали рекордно низкие результаты. Вместо этого тройку лидеров составили партии и блоки, в которых сконцентрировались крупные бизнесмены и карьерные чиновники: Партия регионов, БЮТ и блок «Наша Украина». А в нынешнем году на перевыборах эти три силы фактически поделили между собой самые ценные остатки партий национал-демократической и либеральной направленности, «позаимствовав» также и кадровый потенциал социалистов.
Кроме того, бросается в глаза хроническое отсутствие последовательности в жизнедеятельности большинства политических партий Украины, позиционирующих себя в качестве идеологических. В частности, их оторванность от своего базового электората. Социалистическая партия является самым ярким примером ситуативного отбора собственной электоральной базы. Дело в том, что социалистические партии Западной Европы можно охарактеризовать как классические индустриальные партии, ведь они защищали интересы специфической категории населения – рабочих промышленных предприятий. Характерным признаком этих партий является то, что они поддерживают тесную связь с профсоюзами, с которыми заключают тарифные соглашения, как это происходит, например, в Швеции. Это не означает, что за социалистов голосуют только рабочие, но они являются основным ядром их электората.
В Украине же Социалистическую партию поддерживают в сельскохозяйственных регионах. Даже печатным органом у них до недавнего времени была газета с красноречивым названием «Сельские вести». Рано или поздно такое несоответствие должно было дать о себе знать. Хотя, очевидно, что в случае с СПУ решающую роль сыграла дискредитация ее лидера среди части «оранжевого» электората.

Идеологические партии все больше становятся «нишевыми», а, как показывает практика, «нишевый» электорат в Украине ограничивается 3-6%. Именно из практических соображений партии, претендующие на массовость, делают ставку на программные «коктейли», разнообразные идеологические «миксы», ценностные гибриды. Долговременный тренд — партии строятся по принципу «хватай всех», поэтому на вооружение берутся любые лозунги и посылы, способные дать ощутимый электоральный результат здесь и сейчас. Закономерность «бегства от идеологий» для партий, претендующих на власть, обусловлена и политической практикой, засвидетельствовавшей, что длительная приверженность правящих партий идеологическим догмам неизбежно приводит к экономическому спаду и, как следствие, к потере власти.
Ведущим политическим силам страны ещё с 2002 года на практике намного проще создавать образ их сильных, мудрых, опытных лидеров, чем внедрять в собственный костяк идеологию.
Можно, конечно, предположить, что между ПР, БЮТ и «НУ-НС» имеются существенные идеологические различия. Однако на самом деле для бизнесменов и чиновников, чьи интересы, прежде всего, и выражают эти политсилы, вопросы идеологии второстепенны, а то и глубоко чужды. Первое место в их шкале ценностей занимает власть. И Партия регионов, и ядро БЮТ – партия «Батькивщина», и партия «Наша Украина» создавались именно как инструменты достижения власти, а уже потом для них подбиралась (или сочинялась) идеология.
На прошлогодних выборах ведущие политсилы еще считали необходимым использовать идеологические призывы для мобилизации своего электората. Но по мере осознания необходимости экспансии на чужие электоральные поля, на досрочных выборах идеологические лозунги были отодвинуты в тень или вообще отброшены. Старт избирательной кампании показал, что ПР, БЮТ и НУ-НС стараются избегать или минимально использовать такие разъединяющие граждан темы, как вступление в НАТО или ЕЭП, статус русского языка или воинов ОУН-УПА. В этой кампании лидеры парламентской гонки конкурируют, прежде всего, в том, кто из них сможет более эффективно управлять государством: стимулировать экономический рост, обеспечивать повышение жизненного уровня граждан, бороться с коррупцией, решать газовую проблему, добиваться прогресса в деле евроинтеграции и т. д.

Выводы.
Украина в какой-то степени приближается к европейским показателям, где активное участие в политике принимает от двух до пяти-шести политических партий.
В Украине заканчивается эпоха «политической махновщины» и входит в завершающую стадию процесс структурирования политической системы путем укрупнения партий и становления двух-трех полярной партийной системы, в которой закрепляется доминирование мега-партий и стоящих за ними финансово-промышленных (политических) групп.
Вышеозначенная тенденция несет в себе как положительные, так и отрицательные моменты. Небольшое количество акторов может поспособствовать большей стабильности и предсказуемости политического режима. Позитивом, прежде всего, может стать большая устойчивость и сбалансированность складывающейся системы, которая на политическом уровне оформит баланс интересов основных ФПГ.
С другой стороны существует опасность, что этот процесс пройдет слишком быстро, и фактически нивелирует процесс формирования полноценных партий. В таком случае может произойти окончательное оформление партий в качестве исключительно политических «крыш» для бизнес-объединений, корпоративных групп.
Относительно идеологической составляющей в деятельности украинских партий можно предположить, что в среднесрочной перспективе ведущие политические силы страны будут опираться не на определенные догмы, а на некие гибкие маркетинговые схемы, которые будут реагировать на чаяния целевой аудитории (электората).

Поскольку украинский политикум способен удивлять, а результаты последних соцопросов свидетельствуют, что 2-3 партии находятся на грани прохождения в парламент, более предметно о будущем партийной системы Украины можно будет говорить после завершения избирательной кампании 2007 года и формирования правящей коалиции.

Назад