Миссия Александра Тимошенко

В течение нескольких постновогодних дней украинское медиа-пространство будоражит тема бегства Александра Тимошенко в Чехию. Первые заявления мужа Юлии Владимировны показывают суть его миссии на Запад.
Заграница нам поможет. Запад с нами   
Остап Бендер 
Внезапный уход Александра Тимошенко на Запад вызвал у журналистов радостное оживление, едва ли не большее, чем у адептов союза «Меча и Орала» во время встречи с Остапом Бендером. Однако, давайте рационально попытаемся проанализировать насколько возможности Александра Тимошенко совпадают с масштабом той интриги, которая вокруг него сегодня образовалась.
Для любого, даже начинающего журналиста, очевидно, что политический вес Александра Тимошенко нулевой. Это скромный, тихий, застенчивый человек даже и не пытался выбраться из тени своей великой жены. Всю жизнь он выполнял функции, связанные с ее бизнес-империей. Об этом мало говорят, потому мы предпочтем сохранить эту традицию и рассмотрим ситуацию с чисто политической точки зрения.
После того, как Тимошенко оказалась в тюрьме стало очевидным, что ее политическое окружение неспособно адекватно и системно развивать партию и защищать ее. Иногда складывается впечатление, что Турчинов и Власенко курят какую-то траву, придумывая очередной инфорповод. Например, сообщение о том, что Тимошенко потеряла сознание на два часа. Ну, допустим, потеряла? Допустим, у нее болит спина. Допустим,  у нее еще какие-то там неприятности. Но разве непонятно, что раз Тимошенко упадет без сознания, два упадет, а в десятый никто на похороны не придет. Продуцируя постоянные информповоды по мелким и часто надуманным поводам БЮТ превращает заключение Тимошенко в перманентную Санта-Барбару, которая притупляет ощущение значимости того или иного действительно политического события.
Причем, эту ситуацию власть скорее разыгрывает себе в плюс, чем в минус. Поскольку разыгрывается несколько сюжетов, которые показывают Тимошенко не в лучшем свете. Ранее я писал, что таких сюжетов как минимум три:
Сюжет №1. Тимошенко имеет в тюрьме условия лучше, чем многие простые украинцы на воле. Сливы из Лукьяновского СИЗО и Качановской колонии – однозначная попытка обыграть данную тему в минус Тимошенко. Смотрит человек и думает: Ну, ни фига себе жизнь у них даже за решеткой. Между тем, действительно, в СМИ немало информации, что сегодня в украинских тюрьмах можно сидеть с комфортом. Только плати. А вот как сидят десятки тысяч других зеков власть так охотно не показывает. Потому что там другая картина, причем не просто другая, а ужасная.
Сюжет №2. Криминальный мир приказал уважительно относиться к Тимошенко. То есть Юля авторитет для криминалитета, так сказать, своя среди своих. Тем самым создается миф, что Юлия Владимировна связана с крими. Связана, конечно, но все же….
Сюжет №3. Когда Тимошенко сидит в таких комфортных условиях, оппозиция бегает по Европам и позорит страну, мешая власти решать наболевшие проблемы.
В этой ситуации Тимошенко не может не осознавать пагубность такой практики (хотя, возможно, я ошибаюсь, потому что она просто не имеет возможности адекватно оценить ситуацию, поскольку у нее нет полноценного доступа к информационному полю). Поэтому, видя, что, проигрывая внутреннюю повестку, Юлия Владимировна решила попытаться усилить свои позиции за счет внешней. Здесь ей и так удалось преуспеть, поскольку включение ее вопроса в рамки переговоров Украины и ЕС привело к реальной консервации подписания договора по ассоциации.  С этой точки зрения выведение на политическую орбиту Александра Тимошенко в качестве голоса Юлии Владимировны за рубежом является целиком логичным с точки зрения выстраивания инфраструктуры давления на режим Януковича.
На Западе особо не разбираются в нюансах украинской политики. Никто из чешских или французских журналистов понятия не имеют о реальном характере взаимоотношений между Тимошенко и ее мужем. Есть статус мужа, есть заключенная, есть проблемы с демократией в Украине – все понятно, отличный повод для сюжета, который можно продавать западным слушателям. Западные журналисты любят работать с инсайдерами и вот вам его преподносят на блюдечке.
Таким образом, получается достаточно забавная ситуация. В тот момент, когда эта «Санта-Барбара» с Тимошенко уже порядком поднадоела внутреннему пользователю, ее выносят на внешнего, чьи неокрепшие мозги будут теперь посвящать во все грязные и не очень тайны украинской политики.
Однако, в этой ситуации, как в зеркале, видно, что Тимошенко по-прежнему остается заложницей той стратегии, которая привела ее в тюрьму. Юлия Владимировна всегда была эффективной в пиаре. Она типичное дитя постмодерна, которое старается казаться, но не быть. В результате она стала заложником самоподдерживающейся иллюзии, которая рухнула в тот момент, когда ее отсекли от реальных источников ее влияния на общество. Ее способность создавать образ спасительницы страны зависел от контроля и влияния на медиа, а медиа требуют денег, а деньги в нашей стране прямо связаны с доступом к власти. Авторитет Тимошенко покоился не на способности создавать идеологию, соответствующую настроениям эпохи, защите интересов различных социальных групп, а на умении манипулировать посредством медиа.
В этом плане Юлия Владимировна напоминает Наполеона III, как его описал Генри Киссинджер в своей «Дипломатии». «Наполеон превратил себя в пленника чисто тактических, краткосрочных задач и сиюминутных результатов, стараясь произвести впечатление на публику путем преувеличения усилий, затраченных им на достижение цели. И по ходу он путал внешнюю политику с пассами иллюзиониста. Ибо в конечном итоге реальные достижения, а не популярность, определяют, действительно ли этот лидер внес что-то новое», — писал Киссинджер.
Однако, никакой пиар (внутренний или внешний) не будет эффективным, если он не основан на реальных достижениях политической силы, из которых черпает средства для своих стратегических целей и вытекает из них.
В этом плане, попытка развернуть масштабную пиар кампанию на Западе без соответствующей организационной и идеологической работы с массами не даст никакого эффекта для БЮТ. Главной проблемой для Тимошенко, как для политика, является не то, что она оказалась в тюрьме (в конечном итоге, у нас народ любит «обиженных»), а в том, что возник гигантский разрыв между реальными проблемами простых людей и парламентскими партиями (включая БЮТ), которые оказались оторванными от них. Это привело к тому, что сегодня Тимошенко, несмотря на резкое падение рейтинга власти, не смогла конвертировать свое заключение в рост популярности БЮТ.
Эта ситуация контрастирует с 2001 годом, когда заключение Тимошенко в СИЗО только увеличило ее популярность, поскольку она рассматривалась, как некая альтернатива правящему режиму. Сегодня все это испарилось, как пиарная мощь БЮТ. И, хотя один дом, построенный на медийном песке, рассыпался, Юлия Владимировна спешит построить другой.

Юрий Романенко, директор Центра политического анализа «Стратагема»

Назад