Карантинные эмоции украинцев

Переживание украинцами действительности, событий личной и окружающей жизни в условиях временной изоляции (с учетом существующей неопределенности относительно срока ее действия), влияние ограничений социального взаимодействия и контактов на чувства — особая тема для исследований. Понимание влияния карантинных особенностей на самочувствие нации в динамике позволяет прогнозировать дальнейшую реакцию на события экономического, социального и политического характера. Человек — не механический прибор, эмоции непосредственно формируют его поведенческие особенности, влияющие на мировоззрение и ценностные приоритеты.

Понятие «эмоционального интеллекта», которое появилось в психологическом обиходе еще в 90-х годах прошлого столетия, во многом объясняет успешность деятельности человека в разных условиях. И, безусловно, к этим условиям можно и нужно отнести карантин. Но эмоциональный интеллект является составляющей личности, а следовательно более индивидуальным показателем. Вместе с тем, понимая эмоциональное состояние общества в определенный промежуток времени при определенных условиях, можно выявить определенные модели поведения отдельных групп людей.

Итак, как менялись эмоции и чувства украинцев в условиях карантина? В течение основной части карантина компания Research & Branding Group реализовала проект Rubicon, представляющий собой CATI-исследование ролингового формата. Четыре волны исследования позволяют проанализировать эмоции и чувства украинцев в разные промежутки такой социальной изоляции.

В целом, по данным R&B Group, украинцы на карантине переживают большую гамму эмоций: от оптимизма до безысходности, от тревоги до надежды, от страха до уверенности. В то же время, используя простой, линейный подход распределения на положительные и отрицательные, можно сделать вывод, что среди украинцев в карантинный период в совокупности преобладают все же негативные эмоции, среди которых чаще всего звучали тревога (34%), разочарование (18%) , страх (17%) и растерянность (13%). И это естественные эмоции для тех условий, в которых оказалась страна. Что касается положительных эмоций, то наиболее часто упоминаемыми есть надежда (37%) и оптимизм 24%. И это так же органичные эмоции и ощущения в ситуации мировой пандемии.

Если же посмотреть данные в динамике, то можно увидеть постепенное привыкание общества к ситуации, адаптацию к карантинным условиям, смирение с ограничениями. За месяц карантина, с привыканием к постепенно прогрессирующей болезни в стране, украинцы стали более смелыми во взглядах относительно строгости карантинных мероприятий и собственных дальнейших планов. Такие настроения нашли свое отражение и на эмоциональном фоне: постепенно, с течением времени рос оптимизм (на 4%), уменьшался страх (на 7% за четыре недели в динамике), становилась крепче надежда (на 5%) и отпускала тревога (на 7%).

 

 

Если более детально проанализировать эмоции и тех, кто их испытывает, то можно сделать выводы, что:

  • в том, что испытывают тревогу, страх и растерянность, чаще всего признавались женщины. Мужчины же были более сдержанными в негативных эмоциях. Такое распределение соответствует историческим и культурным украинским традициям, в которых мужчины должны демонстрировать маскулинность, а женщины — большую уязвимость;
  • что касается возрастных категорий, то меньше тревогу испытывают молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет, которые, кстати, по сравнению с другими возрастными категориями, чаще всего признаются в оптимизме и уверенности. Но в то же время, чаще других испытывают растерянность. Это может быть связано с отсутствием опыта переживания событий национального масштаба, которые существенно влияют на активную социальную жизнь молодых людей;

 

  • анализ опрошенных украинцев по типу населенного пункта позволяет сделать выводы, что жители западного макрорегиона чаще других испытывают страх. Очевидно, такое отличие связано, во-первых, с большим количеством украинцев, которые возвращались домой с началом карантина, а, во-вторых, с близостью границ с Европой, где прогрессировала болезнь. Кстати, жители села так же в этой эмоции признавались чаще других. А еще, реже других отмечали оптимизм. Такие различия по типу населенного пункта связаны с информационно-коммуникационными особенностями жизни сельских жителей. Ведь доступ к источникам получения качественной информации несколько ограничен, что способствует более широкому распространению недостоверной или неполной информации. По законам жанра, наиболее эффективное распространение имеет негативная информация, что способствует формированию страха, тревоги и растерянности.

 

 

Насколько карантин отразится на жизни украинцев? Несмотря на адаптированность и общее уменьшение тревоги и страха, беспокойство еще будет оставаться базовым для многих. Ключевыми факторами, которые будут формировать это ощущение, будут материальные проблемы (которые имели тенденцию к углублению с течением карантина), а также необходимость более повышенной опеки здоровьем своим и близких. Поэтому, предостережение к участию в массовых мероприятиях может оставаться еще некоторое время (при наличии динамики новых заболеваний). Кстати, и страх будет находить свое место в топе эмоций. Ведь неуверенность в будущем, ограниченные возможности долгосрочного планирования, неопределенность относительно более масштабных ограничений передвижения между городами и странами будут наполнять эмоциональное состояние страхом, который, в свою очередь, может стать основой для манипуляционных действий политичного характера.

Одновременно с этим, для украинцев важные контакты и общение. Не только сетевое, но и личное. Это подтверждают и данные нашего Rubicon, особенно в части посткарантинних планов. Вместе с неготовностью к продолжению карантина на более длительный срок, эти факторы могут вдохновлять на противостояние ограничениям. И в этом случае местные лидеры (формальные и неформальные) могут получить дополнительные возможности для самопродвижения на теме бунтарства и несогласия.

Анна Головицкая

политический консультант R&B Group

 

* Опрос проводился в период с 28 марта по 24 апреля 2020 года. Всего опрошено 5620 респондентов в возрасте от 18 лет и старше (1400 за I волну 28 марта – 3 апреля; 1410 за II волну 4-10 апреля; 1410 за III волну 11-17 апреля и 1408 за IV волну 18-24 апреля). Выборка репрезентирует население Украины по полу, возрасту, типу населенного пункта и региону проживания (за исключением неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей, АР Крым, и г. Севастополь). Метод опроса – CATI-опрос (телефонные интервью с использованием компьютера, computer-assisted telephone interviews) роллингового формата. Максимальная погрешность выборки не превышает +/-3,5%.

 

Назад