Болезненный вопрос: карантинные переживания о личном и государственном

Карантину из-за COVID-19 в Украине исполнилось два месяца, и невозможно представить, что это время прошло для наших сограждан без изменений в переживаниях – появились новые страхи и возможности по-новому взглянуть на медицинских работников, укрепились или развеялись сомнения в силе государства. Опираясь на результаты четырёх волн опроса, проведённого во время карантина*, мы можем выяснить, насколько стабильными были отличия, во-первых, в беспокойстве о личном – опасении, что сам человек или кто-то из его / её семьи подхватит коронавирус, – и, во-вторых, в оценках государственной точки опоры в нынешней ситуации, которые включают в себя отношение к медицинским работникам и украинской сфере здравоохранения и мнение о том, справится ли украинское здравоохранение с нагрузкой при вспышке эпидемии коронавируса в стране.

Самые стабильные отличия (те, которые проявились во время всех четырёх или во время трёх из четырёх волн исследования) были связаны с:

1) принадлежностью к мужскому или женскому полу;

2) принадлежностью к разным возрастным группам (18-29 лет, 30-29 лет, 50 лет и старше);

3) проживанию в разных типах населённых пунктов (областной центр, обычный город, село);

4) семейно-брачным положением (одинокие, то есть неженатые / незамужние, в разводе и вдовцы / вдовы, или имеющие пару, то есть женатые / замужние и живущие в фактическом браке).

А именно:

сильный страх того, что они лично или кто-то из их семей заболеет COVID-19, больше распространён среди женщин, чем среди мужчин – это можно объяснить тем, что в нашем обществе принято прививать женщине роль хранительницы не только очага, но и здоровья всей семьи;

— также сильный страх того, что они лично или кто-то из их семей заболеет COVID-19, больше распространён среди людей пожилого возраста – это можно объяснить тем, что со всех сторон нас информируют о наибольшем риске умереть из-за коронавируса именно для представителей старшего поколения;

наиболее скептичны относительно способности украинского здравоохранения справиться со вспышкой эпидемии люди среднего возраста – это можно объяснить тем, что они, как говорится в известной сказке, «долг платят, в долг дают, на остальное сами живут», то есть ответственны одновременно и по долгу детей, и по долгу родителей, куда входит и обязанность «разруливать» проблемы со здоровьем членов семьи в условиях всеобщего очень избирательного доверия к государству, а значит, и его услугам;

также наиболее скептичны относительно способности украинского здравоохранения справиться со вспышкой эпидемии жители областных центров, а наименее скептичны жители сёл – это можно объяснить тем, что у жителей сёл более иллюзорные представления о городской медицине в пользу городов по сравнению с сёлами, а жители областных центров и обычных городов видят все реальные недостатки в ситуации «а дальше, кроме заграницы, мечтать некуда»;

 

люди, имеющие пару, чаще испытывают умеренный страх того, что они лично или кто-то из их семей заболеет COVID-19, чем официально одинокие люди. Это можно объяснить тем, что официальная или фактическая семейность в смысле наличия партнёра одновременно повышает и шансы заразиться самому / самой, и тревогу за своего близкого человека, а не только за себя. Но интересно, что при этом в отношении опасений заболеть доля очень опасающихся официально одиноких людей во время первых трёх волн исследования не сильно отличается от доли очень опасающихся людей, имеющих пару, но в четвёртой волне доля самых переживающих значимо выше именно среди официально одиноких (32% по сравнению с 27% среди имеющих пару) – это можно объяснить тем, что по мере увеличения количества заболевших в Украине, о чём постоянно напоминают в новостях, одинокие люди могут терять уверенность в том, что одиночество даёт преимущества относительно сохранности здоровья. Также есть вероятность осознания, что при более вольном стиле жизни одиноких людей создаётся больше грозящих заражением ситуаций;

 

люди, имеющие пару, чаще проявляют скепсис относительно способности украинского здравоохранения справиться со вспышкой эпидемии, чем официально одинокие люди – это можно объяснить тем, что укрепляясь в семейности (то есть имея не только родительскую, но и собственную официальную или фактическую семью) украинцы укрепляются и в уже известном мнении, что прежде всего стоит рассчитывать именно на помощь близких людей, а потом уже на государство, в то время как одиноким людям оно оказывается куда ближе к телу, а следовательно, и надежд на него больше.

 

Что касается менее стабильных отличий – тех, которые проявились только во время двух волн или только во время одной волны исследования и для объяснения которых требуется отдельное углубление в информационное пространство нашего общества, – то сюда относятся:

— всплеск более частой сильной боязни того, что сам человек или кто-то из его / её семьи заболеет COVID-19, в сёлах по сравнению с городами с начала до середины апреля;

— всплески более частого оптимизма относительно способности украинского здравоохранения справиться со вспышкой эпидемии – они произошли на Западе Украины в начале апреля и на Западе, Юге и в Центре Украины в конце апреля;

— всплеск более частого проявления недоверия среди женщин и неопределённости среди мужчин по отношению к медицинским работникам и украинской сфере здравоохранения в конце марта – начале апреля;

— всплеск более частой сильной боязни того, что сам человек или кто-то из его / её семьи заболеет COVID-19, на Западе и в Центре Украины в начале апреля;

— всплеск более частого оптимизма среди женщин относительно способности украинского здравоохранения справиться со вспышкой эпидемии в середине апреля.

Подробнее результаты исследования представлены в презентации.

Анна Тащенко для Research & Branding Group

 PDF-версия:

Болезненный вопрос (Рубикон, 4 волны)

 

* Опрос проводился в период с 28 марта по 24 апреля 2020 года. Всего опрошено 5620 респондентов в возрасте от 18 лет и старше (1400 за I волну 28 марта – 3 апреля; 1410 за II волну 4-10 апреля; 1410 за III волну 11-17 апреля и 1408 за IV волну 18-24 апреля). Выборка репрезентирует население Украины по полу, возрасту, типу населенного пункта и региону проживания (за исключением неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей, АР Крым, и г. Севастополь). Метод опроса – CATI-опрос (телефонные интервью с использованием компьютера, computer-assisted telephone interviews) роллингового формата. Максимальная погрешность выборки не превышает +/-3,5%.

 

Назад